Коммерческое подразделение ПРООСПП "Выбор"

Промышленный альпинизм

ГУФСИН РОССИИ ПО ПЕРМСКОМУ КРАЮ

Уполномоченный по правам человека в Пермском крае

Пермский Региональный Правозащитный Центр

Пермский краевой центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями

Создание сайтов для общественных организаций

Кто «заказал» голодовку в Ныробе?
С подачи новостного портала LifeNews, 30 октября в СМИ прошла информационная волна об ужасах, якобы творящихся в исправительной колонии № 11 Пермского края: сломанные пальцы, вскрытые вены и толпа спецназа (70 сотрудников!), набросившаяся на кучку заключённых, что спровоцировало начало их массовой голодовки 27 октября. Проверка, проведённая в ИК-11 Общественной наблюдательной комиссией Пермского края за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, не обнаружила следов избиения осуждённых и иных доказательств жестокого обращения. В связи с чем, члены ОНК ПК находят сообщения о причинах голодовки в ИК-11 ложными, а некоторые СМИ — сыгравшими неблаговидную роль средств массовой дезинформации.

Приводим хронологию событий, связанных с голодовкой заключённых в ИК-11.

В СМИ ошибочно указали г. Соликамск в качестве места нахождения ИК-11, но это не так. Точный адрес ФКУ ИК-11: 618630, Пермский край, Чердынский район, пгт. Ныроб, ул. Уральская, 30. Ошибка составила 141 км, что само по себе должно свидетельствовать об уровне добросовестности информации, которая была предоставлена читателю журналистами.

27 октября в едином помещении камерного типа (ЕПКТ) сотрудники колонии под надзором ныробского зампрокурора Дмитрия Собянина провели обыск и изъяли у осуждённых запрещённые предметы в большом количестве. В тот же день 19 человек, содержащихся в ЕПКТ, в знак протеста объявили голодовку.

К запрещённым предметам относятся, например, сотовые телефоны, которые регулярно оказываются в руках людей, отбывающих наказание. В ИК у осуждённых есть возможность общаться с родственниками и другими лицами по телефону (и пользоваться видеосвязью) под контролем сотрудников учреждения, что предусмотрено Уголовно-исполнительным кодексом РФ. Однако, предпочитают сотовый телефон. С его помощью осуждённые, находясь в местах лишения свободы, не только поддерживают социально-полезные связи, но, к сожалению, могут совершать новые преступления на воле. Деньги, поступающие мошенникам на номер мобильника, стали в колониях своего рода валютой. Поэтому мы можем с полным основанием утверждать, что обыски осуждённых являются законными действиями.

Поясним для полноты картины, что в ЕПКТ содержатся злостные нарушители установленного режима отбывания наказания. Эти осуждённые этапированы в ЕПКТ из разных колоний, но, как правило, не являются людьми, случайно попавшими сюда. Это так называемое «отрицалово» или, говоря официальным языком, осуждённые отрицательной направленности, придерживающиеся воровских традиций.

Между сотрудниками колоний и осуждёнными может устанавливаться негласное «джентльменское соглашение», когда администрация закрывает глаза на некоторые послабления режима ради общего спокойствия. В ИК-11 же пришёл новый начальник, настаивающий на букве закона, и обыски, которые относятся к прямым обязанностям администрации колонии, стали восприниматься контингентом ЕПКТ как закручивание гаек.

Повторный обыск в ныробском ЕПКТ проводился 30 октября при поддержке спецназа. Кроме местного заместителя прокурора и заместителя начальника ГУФСИН России по Пермскому краю, за законностью действий администрации наблюдал независимый общественный контролёр — Анна Каргапольцева, которая является заместителем председателя Попечительского совета ОИК-11 и членом ОНК Пермского края. Она подтвердила информацию пресс-службы ГУФСИН России по Пермскому краю о том, что физическая сила и спецсредства к осуждённым не применялись. Прикрывая сотрудников колонии, спецназ выстроился вдоль стены общего коридора и даже не приближался к камерам; от осуждённых никаких жалоб на жестокое обращение не поступало. Со слов представителя прокуратуры Дмитрия Собянина, при личном обыске осуждённых следов побоев и травм замечено не было.

В заявлениях на имя начальника колонии о начале голодовки осуждённые требовали, чтобы их посетил представитель Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Это требование носило ультимативный характер. По мнению руководства учреждения, объявление голодовки – спланированная акция. Подоплёкой стал долетевший до колоний слух о проверке московской прокуратурой Пермского края. При этом сложно сказать, насколько строго соблюдается голодовка, так как в одной из камер была замечена своя еда.

В довершение ко всему, 30 октября в ЕПКТ была забита канализация (возможно, её умышленно забили сами осуждённые), что вызвало жалобы на плохие бытовые условия. Условия в камерах, действительно, оставляют желать лучшего, и ОНК давно занимается этой проблемой. Два месяца назад колонии были выделены средства в сумме 1,5 миллиона рублей на капитальный ремонт ЕПКТ, в настоящее время найдена подрядная организация для выполнения работ. Конечно же, об этом сообщили осуждённым.

В понедельник 2 ноября стало известно, что к голодовке в Ныробе присоединился 21 осуждённый из отряда строгих условий отбывания наказания (ОСУОН). Таким образом, число голодающих в ИК-11 выросло до 40 человек. В СМИ появилась информация, что причиной протеста стал обгорелый аварийный барак, где размещён ОСУОН. Члены Общественной наблюдательной комиссии обнаружили, что в бараке недавно замкнуло проводку у кабинета медика, отчего закоптился потолок.

ОНК Пермского края не раз ставила вопрос о необходимости улучшения условий содержания в колонии. Выходу из этих проблем было посвящено заседание Общественного совета при ГУФСИН по Пермскому краю. С другой стороны, будучи знакомы с положением дел, члены ОНК ПК могут утверждать, что резкого ухудшения бытовых условий за последнее время не зафиксировано, поэтому более реальный мотив подключения ОСУОН к голодовке — поддержка заключённых в ЕПКТ.

3 ноября в ИК-11 приехал начальник отдела по работе с правоохранительными органами Аппарата УППЧ в Пермском крае Дмитрий Шевченко. Вместе с Анной Каргапольцевой на месте событий им проведены индивидуальные беседы с осуждёнными. Многие жалобы касаются вещей, изъятых при обысках. Не все личные вещи возвращены, на что администрация колонии дала пояснения, что некоторые вещи перенесены в каптёрку, а за другими осуждённые сами отказываются идти. Общественники замерили температуру воздуха в ЕПКТ. В коридоре она составила +17, в камерах +19. Состояние голодающих, по распоряжению территориального главка, два раза в день проверяли медики.

Со слов осуждённых ИК-11, это уже третья голодовка за месяц, и прежняя администрация колонии шла на уступки. Требования голодающих 3 ноября сводились к улучшению условий отбывания наказания и увольнению руководства ИК-11.

Вчера в 17.30 после очередной разъяснительной беседы заключённые прекратили голодовку. Выводы региональной Общественной наблюдательной комиссии однозначны: права человека при обысках 27 и 30 октября не нарушались, администрация ИК-11 действовала законно и предпринимала адекватные ситуации меры.

Называя вещи своими именами, «братва» попыталась перейти в наступление, добиваясь поблажек от администрации учреждения. Для этого кем-то извне было организовано оповещение СМИ. Очевидно, что это не могли сделать сами осуждённые, у которых только что при обыске конфисковали телефоны. К сожалению, мы в очередной раз убедились как легко манипулировать общественным мнением, вбрасывая искажённую и ложную информацию.

Для справки:

ИК-11 — исправительное учреждение общего режима для мужчин, повторно отбывающих наказание в виде лишения свободы за вновь совершённые преступления. На территории колонии, кроме объектов обычных для исправительного учреждения, расположены больница, транзитно-пересылочный пункт, единое помещение камерного типа. Структурно ИК-11 входит в Объединение исправительных учреждений № 11 (ОИК-11).

Сергей Исаев, председатель ОНК ПК
Анна Каргапольцева, член ОНК ПК

http://new.prpc.ru/news/kto-zakazal-golodovku-v-nyrobe.html#more-4287



Поделиться: